НАШ КИЕВ
«История и культура — это недооцененный бренд», ― интервью с основателем Булгаков-FEST
Кто меняет киевскую культуру
В эти выходные в Киеве впервые пройдет фестиваль городской культуры Булгаков-FEST. Программа ивента очень обширная ― здесь и выступления известных групп, и костюмированное шествие, и презентация книг о Булгакове. Казалось бы, фестивалей в Киеве хоть отбавляй, многие даже похожи друг на друга. Зачем городу еще один и что нового он принесет жителям столицы?

Мы поговорили с Владиславом Трубицыным, букинистом, меценатом и основателем Булгаков-FEST, и узнали, что его подтолкнуло инициировать ивент и почему в основе фестиваля ― именно Булгаков.
В эти выходные в Киеве впервые пройдет фестиваль городской культуры Булгаков-FEST. Программа ивента очень обширная ― здесь и выступления известных групп, и костюмированное шествие, и презентация книг о Булгакове. Казалось бы, фестивалей в Киеве хоть отбавляй, многие даже похожи друг на друга. Зачем городу еще один и что нового он принесет жителям столицы?

Мы поговорили с Владиславом Трубицыным, букинистом, меценатом и основателем Булгаков-FEST, и узнали, что его подтолкнуло инициировать ивент и почему в основе фестиваля ― именно Булгаков.
Как создавался Булгаков-FEST
Представить Киев без Андреевского спуска или Подола также сложно, как вычеркнуть из городской культуры истории о Киеве, рожденные творчеством Михаила Булгакова. Разные специалисты Украины и России до сих спорят, чей же все-таки Булгаков ― и те, и другие считают его «своим».

Владислав Трубицын уверен: писателя можно смело назвать киевским мистиком №1. Именно в Киеве Булгаков родился и жил, черпал образы для своих произведений, здесь находится самый известный музей его имени.
В 12 лет я взахлеб прочитал «Мастера и «Маргариту». И позже еще перечитывал несколько раз, смотрел экранизации, меня этот роман очень вдохновляет. Считаю, что творчество Булгакова хорошо формирует литературный вкус, особенно в раннем возрасте. Кроме того, я очень мало встречал в жизни киевлян, которые были бы равнодушны к творчеству Булгакова. Поэтому вполне логично, что киевский фестиваль городской культуры, который мы проводим, будет носить его имя, ― рассказывает букинист.
Как создавался Булгаков-FEST
Представить Киев без Андреевского спуска или Подола также сложно, как вычеркнуть из городской культуры истории о Киеве, рожденные творчеством Михаила Булгакова. Разные специалисты Украины и России до сих спорят, чей же все-таки Булгаков ― и те, и другие считают его «своим».

Владислав Трубицын уверен: писателя можно смело назвать киевским мистиком №1. Именно в Киеве Булгаков родился и жил, черпал образы для своих произведений, здесь находится самый известный музей его имени.

В 12 лет я взахлеб прочитал «Мастера и «Маргариту». И позже еще перечитывал несколько раз, смотрел экранизации, меня этот роман очень вдохновляет. Считаю, что творчество Булгакова хорошо формирует литературный вкус, особенно в раннем возрасте. Кроме того, я очень мало встречал в жизни киевлян, которые были бы равнодушны к творчеству Булгакова. Поэтому вполне логично, что киевский фестиваль городской культуры, который мы проводим, будет носить его имя, рассказывает букинист.
Владислав говорит, что давно поддерживает связь с музеем Булгакова ― когда-то даже помогал формировать его фонд. Поэтому когда наш герой предложил провести Булгаков-FEST на базе музея, там идею с радостью поддержали. И даже готовят сюрпризы для гостей ― например, вечером проведут необычную экскурсию по дому писателя.

На фестивале запланировали программу сразу на двух сценах. На большой ― на углу Андреевского спуска и улицы Боричев Ток ― выступят группы «Лиловый», Макс Пташник&clan, ТНМК и певица Лама. На малой сцене, что во дворе музея Булгакова, актеры прочитают отрывки из произведений писателя.

Нон-стоп будут показывать фильмы по произведениям Булгакова: «Собачье сердце», «Белая гвардия», «Мастер и Маргарита», «Роковые яйца», «Иван Васильевич меняет профессию», «Записки юного врача» и «Морфий». Расслабляться гости будут в шатре лаунж-зоны в арт-сквере имени Василия Слипака, а малыши ― развлекаться на детской площадке. Перекусить можно будет на фудкорте.
Хочется заложить традицию, а не провести разовую акцию. Надеюсь, что фестиваль станет ежегодным и привлечет внимание к другим великим киевским именам, которыми можно и нужно гордиться. История и культура — это недооцененный и перспективный бренд. Одна хорошая книга о Киеве, один качественно сделанный фестиваль или популярный фильм могут сделать больше для формирования нашей идентичности, чем строительство какого-нибудь небоскреба. Причем, при несопоставимо меньших затратах. Я хочу быть полезным Киеву, поэтому и придумал Булгаков-FEST.
Владислав говорит, что давно поддерживает связь с музеем Булгакова ― когда-то даже помогал формировать его фонд. Поэтому когда наш герой предложил провести Булгаков-FEST на базе музея, там идею с радостью поддержали. И даже готовят сюрпризы для гостей ― например, вечером проведут необычную экскурсию по дому писателя.

На фестивале запланировали программу сразу на двух сценах. На большой ― на углу Андреевского спуска и улицы Боричев Ток ― выступят группы «Лиловый», Макс Пташник&clan, ТНМК и певица Лама. На малой сцене, что во дворе музея Булгакова, актеры прочитают отрывки из произведений писателя.
Нон-стоп будут показывать фильмы по произведениям Булгакова: «Собачье сердце», «Белая гвардия», «Мастер и Маргарита», «Роковые яйца», «Иван Васильевич меняет профессию», «Записки юного врача» и «Морфий». Расслабляться гости будут в шатре лаунж-зоны в арт-сквере имени Василия Слипака, а малыши ― развлекаться на детской площадке. Перекусить можно будет на фудкорте.

Хочется заложить традицию, а не просто провести разовую акцию. Надеюсь, что фестиваль станет ежегодным и привлечет внимание к другим великим киевским именам, которыми можно и нужно гордиться. История и культура ― это недооцененный и перспективный бренд. Одна хорошая книга о Киеве, один качественно сделанный фестиваль или популярный фильм могут сделать больше для формирования нашей идентичности, чем строительство какого-нибудь небоскреба. Причем, при несопоставимо меньших затратах. Я хочу быть полезным Киеву, поэтому и придумал Булгаков-FEST.
Как становятся букинистами
Влад родился и вырос в Харькове. Как водится в семьях потомственной интеллигенции, в квартире, где он жил, была обширная библиотека. Даже на кухне стояли книжные полки. А на них ― около пяти тысяч книг: произведения классиков, труды по философии и другие издания. К слову, читать Владислав научился раньше, чем пошел в школу.
В конце 90-х была тяжелая финансовая ситуация в стране, и моя семья не стала исключением. Я думал, как помочь родным. Идею продать часть нашей библиотеки подсказал дед. Я наугад выбрал несколько десятков книг и повез их продавать на книжный рынок в Харькове. Распродал все быстро ― цена для таких изданий оказалась невысокой. Собственно, с этого и началась моя карьера букиниста, и уже более 20 лет я в книжном бизнесе, ― вспоминает он.
В 2003-м Владислав оставил достаточно успешный книжный бизнес в Харькове и переехал в столицу ― признается, что в родном городе просто «стало тесно». В Киеве пришлось начинать с «нуля». Было сложно, денег не хватало, а особых инвестиций не было.
Сначала выставил на продажу то, что привез с собой. Это был со вкусом подобранный ассортимент, в том числе и раритетные издания, ― вспоминает Владислав, ― А антикварная книга ― это ведь как окно в прошлое, только она расскажет о минувших событиях. Такие издания я обычно ищу среди обширного круга букинистов. И мне даже приходилось выкупать целые частные библиотеки у разных коллекционеров. Но я всегда оставляю себе хотя бы одну книгу на память о тех людях ― в своей домашней библиотеке собрал уже около трех сотен изданий. Особо горжусь 20-ю книгами петровского периода ХVIII века.
Как становятся букинистами
Влад родился и вырос в Харькове. Как водится в семьях потомственной интеллигенции, в квартире, где он жил, была обширная библиотека. Даже на кухне стояли книжные полки. А на них ― около пяти тысяч книг: произведения классиков, труды по философии и другие издания. К слову, читать Владислав научился раньше, чем пошел в школу.

В конце 90-х была тяжелая финансовая ситуация в стране, и моя семья не стала исключением. Я думал, как помочь родным. Идею продать часть нашей библиотеки подсказал дед. Я наугад выбрал несколько десятков книг и повез их продавать на книжный рынок в Харькове. Распродал все быстро ― цена для таких изданий оказалась невысокой. Собственно, с этого и началась моя карьера букиниста, и уже более 20 лет я в книжном бизнесе, ― вспоминает он.
В 2003-м Владислав оставил достаточно успешный книжный бизнес в Харькове и переехал в столицу ― признается, что в родном городе просто «стало тесно». В Киеве пришлось начинать с «нуля». Было сложно, денег не хватало, а особых инвестиций не было.

Была история с одним народным депутатом. Звонит мне вечером и просит за любые деньги достать Пересопницкое Евангелие. Я объяснил, что книга написана от руки и есть только в одном экземпляре в Парламентской библиотеке. При всем желании купить его невозможно, ― вспоминает букинист.
Владислав рассказывает, что не все антикварные книги дорогие ― издание 100-летней давности можно найти и за 200 гривен. Самая редкая и дорогая антикварная книга в мире, по словам Владислава, ― Библия Гутенберга ― стоит порядка 20 млн евро. Это одно из первых первопечатных изданий.
В антикварном бизнесе больше азарта, чем в казино. Покупая любую вещь, рискуешь своими деньгами. Ведь можно и не выручить ничего, если ошибся. Тут важно не высшее образование, а предпринимательская жилка и опыт, ― считает Влад.
Сейчас у Владислава Трубицына ― целая сеть книжных магазинов, но «жемчужиной бизнеса» по праву можно считать Галерею искусств «Старовинна книга» в Музейном переулке.
Владислав рассказывает, что не все антикварные книги дорогие ― издание 100-летней давности можно найти и за 200 гривен. Самая редкая и дорогая антикварная книга в мире, по словам Владислава, ― Библия Гутенберга ― стоит порядка 20 млн евро. Это одно из первых первопечатных изданий.

В антикварном бизнесе больше азарта, чем в казино. Покупая любую вещь, рискуешь своими деньгами. Ведь можно и не выручить ничего, если ошибся. Тут важно не высшее образование, а предпринимательская жилка и опыт, ― считает Влад.

Сейчас у Владислава Трубицына ― целая сеть книжных магазинов, но «жемчужиной бизнеса» по праву можно считать Галерею искусств «Старовинна книга» в Музейном переулке.
Когда «новое» ― забытое «старое»
Владиславу мало и успешного бизнеса, и фестиваля. Поэтому весной этого года он основал еще и благотворительный фонд «Культурные новации». Букинист считает, что сегодня незаслуженно забыты труды Пантелеймона Кулиша, Михаила Старицкого, Ивана Котляровского, Марко Вовчка и других украинских классиков. Чтобы привлечь к ним интерес, он с командой своего фонда придумал проект «Инокнига». Планируют переиздавать книги украинских писателей в современной подаче и дизайне.
Мы не учителя, у нашего проекта нет задачи научить ― мы хотим вызвать интерес к творчеству украинских классиков. Если оформить текст в красивую картинку и обложку, добавить нотку авангарда, думаю, добьемся положительного восприятия, ― считает Владислав, ― Киевляне точно любят читать. Часто вижу молодых людей 15-18 лет на книжном рынке, которые интересуются творчеством Ницше, Фейербаха, Платона, Лейбница, другими непростыми для восприятия философами. Вижу, что книга имеет значение, даже несмотря на то, что сейчас она не стоит три копейки, как в советское время.
Первая книга, которую фонд планирует осовременить, ― «Черная рада» Пантелеймона Кулиша, тираж готовят в 500-1000 экземпляров.
Это будет уникальная книга по структуре и фактуре, красивая и современная. В таком контексте еще никто не издавал украинскую классику. Думаю, удивим любителей книжной графики, ― рассказывает букинист.
Часть тиража Владислав планирует безвозмездно разместить в государственных библиотеках. Купить книгу можно будет и в магазинах. Наш герой говорит, что не планирует зарабатывать на продаже этих книг ― цена будет только покрывать расходы. Также фонд «Культурные новации» переиздаст труд Анатолия Кончаковского и Дмитрия Малакова «Киев Михаила Булгакова», который издавался 30 лет назад. Первые экземпляры презентуют уже на этих выходных на Булгаков-FEST.
Когда «новое» ― забытое «старое»
Владиславу мало и успешного бизнеса, и фестиваля. Поэтому весной этого года он основал еще и благотворительный фонд «Культурные новации». Букинист считает, что сегодня незаслуженно забыты труды Пантелеймона Кулиша, Михаила Старицкого, Ивана Котляровского, Марко Вовчка и других украинских классиков. Чтобы привлечь к ним интерес, он с командой своего фонда придумал проект «Инокнига». Планируют переиздавать книги украинских писателей в современной подаче и дизайне.

Мы не учителя, у нашего проекта нет задачи научить ― мы хотим вызвать интерес к творчеству украинских классиков. Если оформить текст в красивую картинку и обложку, добавить нотку авангарда, думаю, добьемся положительного восприятия, ― считает Владислав, ― Киевляне точно любят читать. Часто вижу молодых людей 15-18 лет на книжном рынке, которые интересуются творчеством Ницше, Фейербаха, Платона, Лейбница, другими непростыми для восприятия философами. Вижу, что книга имеет значение, даже несмотря на то, что сейчас она не стоит три копейки, как в советское время.
Первая книга, которую фонд планирует осовременить, ― «Черная рада» Пантелеймона Кулиша, тираж готовят в 500-1000 экземпляров.

― Это будет уникальная книга по структуре и фактуре, красивая и современная. В таком контексте еще никто не издавал украинскую классику. Думаю, удивим любителей книжной графики, ― рассказывает букинист.

Часть тиража Владислав планирует безвозмездно разместить в государственных библиотеках. Купить книгу можно будет и в магазинах. Наш герой говорит, что не планирует зарабатывать на продаже этих книг ― цена будет только покрывать расходы. Также фонд «Культурные новации» переиздаст труд Анатолия Кончаковского и Дмитрия Малакова «Киев Михаила Булгакова», который издавался 30 лет назад. Первые экземпляры презентуют уже на этих выходных на Булгаков-FEST.
О киевской культурной политике
Насколько тяжело получить разрешение на проведение фестиваля в столице? Кто должен определять культурную политику в мегаполисе? И кто является самыми популярными градоначальниками в истории Киева?

По словам основателя Булгаков-FEST, открытость городских властей Киева к поддержке «инициатив снизу» приятно удивила его при подготовке фестиваля. Впрочем, культура ― это то, вокруг чего легко находят взаимопонимание образованные и прогрессивно мыслящие люди. Культурную политику Киева, в целом, считает Влад, должны определять киевляне, а не чиновники. Тем более, что в столице достаточно много обеспеченных горожан, готовых поддержать финансами подобные начинания.
Критичное отношение к городской власти в Киеве ― это тоже своеобразная городская культура, отличающая ментальность мегаполисов от маленьких общин. Причем в европейских городах абсолютно та же картина. Если почитать книги, которые описывают киевскую современность в различные периоды истории, складывается впечатление, будто единственными руководителями города, которых не критикуют киевляне, были, пожалуй, только Кий, Щек и Хорив.
О киевской культурной политике
Насколько тяжело получить разрешение на проведение фестиваля в столице? Кто должен определять культурную политику в мегаполисе? И кто является самыми популярными градоначальниками в истории Киева?

По словам основателя Булгаков-FEST, открытость городских властей Киева к поддержке «инициатив снизу» приятно удивила его при подготовке фестиваля. Впрочем, культура ― это то, вокруг чего легко находят взаимопонимание образованные и прогрессивно мыслящие люди. Культурную политику Киева, в целом, считает Влад, должны определять киевляне, а не чиновники. Тем более, что в столице достаточно много обеспеченных горожан, готовых поддержать финансами подобные начинания.

Критичное отношение к городской власти в Киеве ― это тоже своеобразная городская культура, отличающая ментальность мегаполисов от маленьких общин. Причем в европейских городах абсолютно та же картина. Если почитать книги, которые описывают киевскую современность в различные периоды истории, складывается впечатление, будто единственными руководителями города, которых не критикуют киевляне, были, пожалуй, только Кий, Щек и Хорив.
Текст: Анна Деревянко
Фото: Ярослав Шуров